?

Log in

No account? Create an account

Евгений · Строкин

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
...это был берег. На нем были две особы, очень утонченные, выглядели не совсем как человек, больше походили на растения, но в форме человека, мне казалось что кожа у них была полосатая. Они были в танце, совершенно не удивлялись моему присутствию, а я мог принимать любые формы.
Я принял форму птицы с мощными лапами, это вся что я видел - лапы с птичьими когтями. Я спокойно летал над берегом. На береге не было ни какой растительности, но чистый песок и лазурная вода. В воде тоже ни чего не было, вообщем было очень пустынно. Солнце стояло низко, по цвету белее чем солнце тут, не такое желтое. Я пролетал над водой и вокруг тех особ, они не возражали и включали мой пролет мимо них в свой танец. Я смог подняться высоко высоко, и место это было уже очень маленькое, оно как бы закрывалось в бутон цветка, так ни чего другого и не было, кроме того что я описал.
Затем, я уже летел вдоль стены, она была как стена кремля, с башнями, но только белая, поднялся над ней. За стеной стоял город, очень большой, огромный, он спускался с высоченной горы верха которой не было видно, внизу заканчивался этой стеной. Я влетел в город, и нашел там небольшую, мощенную площадь, увидел детей, несколько сидели на лавочке. Один был мальчик, лет пяти, очень светлые волосы, на нем был надет бархатный темный костюм поверх белой одежды, на костюме золотыми нитками вышит герб. В руках он что-то держал, узнал меня и присоединился к моему полёту, был очень рад, я видел его как своего сына.

...у города того действительно нет названия. Вообще с названиями и именами плохо. Называют его в каждом месте по разному, и даже разные имена в зависимости от того кто с кем говорит. Так же с именами жителей того города.
Стена города не отделяет одно от другого, просто с другой стороны стены не селятся. Там есть природа, но нет поселений. За стену не возбраняется заходить, но туда часто не ходят. Дело в том что это граница между местом где свет звезд есть всегда и местом где свет от определенных звезд может не доходить временами. Потому в определенные моменты там может быть даже жутковато.
Свет всех звезд всегда есть над Городом. Там всегда светло. Но бывают разные комбинации светов. Ослабевание одних и усиление других. Потому там иногда бывает очень ярко а иногда темнее. Так же в зависимости от комбинаций звезд бывают моменты более подходящие для одного или другого. На земле это называлось бы временами суток или сменой сезонов. Но там это все сложнее по структуре, но понятнее и более явно ощущается по сути.
Так же и Гора - поселения устроены только на одном склоне, с одной стороны. Стена не идет вокруг всей Горы, а начинается от Горы с определенного места. Невозможно охватить одним взглядом весь город. Как бы высоко не поднимался, всегда часть города уходит за горизонт.
Жители живущие ближе к стене отличаются от тех кто живет на склоне. Они меньше ростом. Более индивидуальны. В каждом из них есть что-то особенное. Цвет кожи может быть смуглее или светлее. но все они одного цвета. Нету чернокожих или краснокожих или желтокожих жителей. Там живут только белокожие.
Фигуры их тоже разнятся, есть более коренастые, есть более утонченные. Живут они семьями которые образуют большие кланы - общины. Каждая община само-управляется. В ней нет правительства. Вообще во всем городе нет ни каких структур правительства. Но у них общины следят за тем чтоб вся община целиком жила в гармонии. И каждый член общины имел все что ему необходимо. Каждая община уникальна. Взаимоотношения внутри нее - это отдельная книга - поэма. Можно изучать и восхищаться её красотой бесконечно.
Мне нравится приходит в гости к тем кто живет ближе к стене, на равнине. Они тоже не возражают. Хотя такие визиты дело не частое. Завязываются знакомства. Много шуток. Они шутят над нами, какие мы все одинаковые и как у нас все тихо. А мы над ними, какие страсти у них бывают порой, и какие они индивидуалисты. Но все это добрые шутки. Просто констатация различий между нами в виде приятном для всех.
Те кто живет на склоне - живут более разрозненно, но менее различаются друг от друга. Все мы высокого роста, одного цвета кожи - очень светлой, можно сказать чисто белой. Безусловно различая есть и у нас, но те кто у стены вряд ли их уловят, они заметны только нашему глазу, да у то если сильно приглядеться.
Мы не образуем семей в том понимании как у тех кто живет ближе к стене. В определенное время, когда есть ощущение наполненности на текущей стадии существования, мужчина и женщина решают создать новое существо. Дело в том, что рождение ребенка - это очень ответственное дело. Мы рождаем не только тело но и новую душу и даём ей дух и так далее. То есть создается новое творение во всех его аспектах. Это процесс длительный и требующей полной концентрации. По началу муж и жена сближаются и делают как бы наброски будущего ребенка. Постепенно они создают каждую деталь в нем, а точнее каждую комбинацию сутей. К концу процесса, родители так сближены, что им трудно понять кто из них кто. Они буквально растворены друг в друге. И в итоге появляется новое творение.
Рождение ребенка - великий праздник. Все приходят к нему и делают подарок. Подарок состоит в том, что каждый видит в ребенке какую-то свою часть. Он замечает в ребенке что-то особенно близкое к нему. Это и есть подарок. Потому что с этого момента у них есть вечная связь. И если ребенку нужно что-то от этой части он всегда её имеет и внутри и из вне. Гость благодарит родителей, и чем сильнее он узнал что-то в ребенке из себя. Тем сильнее поздравления и благодарность. Обычно женщины больше благодарят мать а мужчины отца. Но бывает, что благодарят обоих или даже наоборот - женщина может благодарить отца а мужчина мать. Но так бывает не часто.
В итоге у каждого жителя склона образуется связь с каждым другим жителем. И они соединены на вечно.
После рождения мать занимается ребенком. Но все меньше и меньше. В какой то момент ребенок, хоть еще не вырос полностью, уже растет сам по себе. И постепенно отец берет все больше заботы о нем. Вообще родительская забота на склоне горы устроена по другому. Ребенок большую часть времени отдан сам себе. Он может в любой момент общаться больше с кем-то из других жителей склона чем с собственными родителями. Это выбирает сам ребенок в зависимости от своих предпочтений. Его ни кто ни чем не обязывает.
Но чаще всего, в итоге взросления, ребенок налаживает все большую и большую часть с отцом.
Творение ребенка - событие не частое. Многие, кто живет сотни тысяч лет по земным меркам, сотворили может быть только одного ребенка. Хотя те кто живет ближе к стене делают это чаще.
Надо сказать, что тела рождаются в полной, четкой и осознанной связью со всеми аспектами существа. Это ни как на земле. где люди с трудом ощущают что у них есть душа, не говоря уже о духе, и других уровнях. Тела там вечные, не стареют, я не видел ни оного старика во всем городе, хотя детей видел. Те кто живут ближе к стене разнятся сильнее по возрасту. Но и у них нет дряхлых стариков. Там не умирают тела вообще. Бывает что кто-то занеможет. Эта проблема решается просто - он откладывает все свои дела и заботы, и делает восхождения в Гору, до того уровня на котором чувствует полное восстановление сил.
Вообще подниматься на Гору без надобности не принято. Бывало что от туда не возвращались. И верхушка Горы вообще покрыта множеством разных легенд. Мое мнение - что там еще меньше индивидуальности, и те кто восходят туда могут слиться с Вечностью на всегда, потому и не возвращаются.
Время от времени, особенно когда ощущается личное внутреннее волнение - кто-то решается на путешествия. Путешествия происходят вне тела. Тела оставляются в городе. Есть даже специальные места - сады тел. Там насажены огромные растения которые покрывают собой небо и звезды, и там тела находятся в оцепенении, как бы медитации. Туда без надобности стараются не заходить и не тревожить путешественников. Потому что даже мимолетное касание приводит к восстановлению связи, и путешественник может быть выхвачен из своего путешествия преждевременно. Бывает что путешественники заблуждаются. Они так далеко забрели что не могут уже восстановить связь и найти дорогу назад. Тогда им посылаются разная подмога. А иногда и снаряжается кто-то вызволять его домой. Хотя связь и ослабевает во время путешествия, но те кто дома не теряют её ни когда с тем кто путешествует.
* * *
Запад ненавидит Россию за то что от туда звучит голос Совести. Голос этот звучит все реже и реже, все тише и тише, но он есть, он не дает покоя.
С бабочкой, тростью и в цилиндре, ходит джентельмен по улицам глобальной деревни, показывая всем своим видом успех и благополучие, и ищет того кто послабже, чтоб ограбить, того кто посильнее, того обмануть. Тем и множится его богатство.
Но с северной стороны все время раздаются не удобные выкрики. Они обличаю вора, не дают ему спокойно жить. Жгут те слова его нутро. Ох как хочет он чтоб этот голос исчез, а еще лучше чтоб прославлял. Странно этому джентельмену, что в той северной стороне было из покон веку заведено славить правь а не кривь, и богатый сосед стыдился своего богатства перед соседом бедным но духовно возвышенным. Жили все в той стороне в согласии, и долготерпении. Любовь, надежда и вера были опорами той деревни.
Много тысяч лет ржа себялюбия разъедает опоры России, но до сих пор опора не прогнила и не подломилась.
Кроме того, что голос совести не дает жизни вору, бесит его еще больше, что совесть та не всегда чиста. И тогда может он взять те слова произнесенные с самых высот мироздания, ухватиться за грязь прилипшую к ним, и скинуть их в самые низы. Две ненависти рождает каждое слово совести.
Потому необходимо всем Россиянам и Русичам, и всем братьям дорогоим и славным соседям, живущим в той северной стороне сплотиться в одном простом действии - очищении совсети своей. Совесть звучит из самого центра внутреннего мира человека. Необходимо прислушиваться к этому звуку, и действовать только по совести, даже если идет это действие вразрез с личной выгодой. Совесть должна стать превыше всего - единственным мерилом жизни.
Совесть - это верное сочитание двух основ - правды и милосердия. Совесть без правды, когда только одно милосердие - это доброе вранье. Совесть без милосердия, когда только правда - это меч и огонь. Такого нет в корнях мироздания, потому не истинная такая совесть, и совестью нельзя то назвать.
Прежде всего совесть направляется на самого себя, а потом уже на другого. Внутри пусть звучит правда, а наружу пусть звучит милосердие. Только если смог к другому отнестись милосердно, а к себе с правдой, только тогда можешь достать правду изнутри и вынести ее наружу и ни как иначе. Не простое это дело жить по совести.
Но если будешь делать так, то совесть твоя будет чиста, и тогда не сможет враг ухватиться ни за что, потому как грязь липнет только к грязи, а от чистого отваливается сама.
Возьмем же за основу правило Совести чистой, будем упражняться ее каждый день и каждую ночь. Тогда страна Россия станет не сокрушима и процветающая, народы будут все жить счастливо в ней, и благо будет излеваться от туда на весь мир. Постепенно все народы увидят истину в Совести чистой, и по примеру заживут так же, а того вора-джентельмена изгонят с лица Земли. Только так спасемся все. А если нет, то не будет нам и жизни.
* * *

Стоит удалец, озирается. Шёл он шёл, а пришёл и видит Трое. Страшно, но раз пришёл, то куда бежать. Вот идёт к нему мужик грязный, берёт нож у Третьего, жих-ххххх по Сердцу удальцу... Аххххххх - воздух входит в тело, и как будто и не выходит. Больно удальцу, но больше неожиданно. От неожиданности ноги подкашиваются, начинает заваливаться. Его Второй подхватывает, поддерживает, не даёт удальцу свалиться, и как будто зовёт Первого.

Подходит к удальцу Первый, ставит руку свою под сердце Удальцу, держит сердце в руке своей. Чувствует сердце как наполняется. В первый раз Жизнь чувствует, от руки Первого, милосердной, наполняется сердце, оживает.

От такой доброты глаза удальца проясняются, видит он Троих вокруг, как все смотрят на него и добротой улыбаются.

Как заплачет Удалец, как разрыдается, сначала от боли, потом от неожиданности, а потом от радости.

Сердце Удальца шевелится, и так тихонечко сжимается и разжимается.

* * *
Высоко-высоко, на самой вершине горы, в маленьком домике, жил был Старичёк-Чудесник. Был он мудрый и очень добрый. Любил он сидеть у окошка и посматривать, как мимо проплывают пушистые облака. Верхушка горы, на которой был построен его дом, светилась и днём и ночью разными цветами. Цвета переливались, и своим волшебным светом озаряли всё вокруг. От этого света исходили тепло и любовь. Только вот беда, больше никто этой красоты не видел.
А внизу, вокруг горы, город, в котором жили маленькие человечки, жили они, не тужили, занимались своими делами, работали, отдыхали, и были очень довольны собой. И задумал Старичёк-Чудесник показать всем людям чудо-сияние, которое у него было на горе. Долго думал он, читал-писал толстые книги, чертил какие то схемы. И вот в один день всё было готово, и пронёсся призыв его по миру и со всех сторон приехали к нему Камнерезы. Начали стучать и отбивать маленькие кусочки от светящей горы. Всё сделали, как задумано. Собрали камушки и снесли вниз, рассказали человечкам о светящейся горе, которая переливается всеми цветами, и раздали маленькие кусочки жителям города.
Но, к сожалению, никто никакой красоты, а тем более сияния, не видел в этих маленьких обломках. Внизу они выглядели как обычные камушки. Некоторые человечки сразу их выкинули, а другие повертели их в руках, да и положили в дальний угол. Какой толк в камне? Тогда Старичёк-Чудесник созвал со всего мира искусных Ювелиров. Мастера своего дела брали маленькие камешки и обрамляли их в прекрасные оправы, делали брошки и кулоны, застёжки и серёжки, пуговицы и пряжки. Долго работали Ювелиры, всё сделали, как задумано. Спустились Ювелиры в город, раздавали эти прекрасные изделия, пока всё не раздали. Но снова никто не увидел света в камне. Правда, на этот раз маленькие человечки стали их носить, ведь украшения были в очень красивых оправах.
Старичёк-Чудесник стал думать, как же сделать так, что бы люди увидели чудо-свет и созвал на сей раз со всего мира Фонарщиков. Они сделали специальные фонарики, расставили их по городу. Зашло солнышко, фонарики загорелись, люди стали выходить из домов в своих украшениях и прохаживаться по освещённым улицам.
- Ой, что-то промелькнуло! - вскрикнул один, он увидел, что его камушек сверкнул под фонариком.
- И я увидел искорку! - закричал второй.
- Смотрите! Смотрите! Я вижу свет в камушке! - воскликнул третий.
Тут Человечки стали догадываться, о чём говорили мастера с высокой горы, стали задумываться и представлять себе эту светящуюся вершину.
- Ах, какая она должна быть красивая,- говорили они.
- Так давайте сложим все свои камешки в одну горку, и может тогда увидим!
Так и сделали, принесли все камешки, которые только отыскали и сложили в одну кучку, получилась маленькая горка. Взошло солнышко и как только первый лучик коснулся верхушки горки, она засветилась всеми цветами радуги, некоторые даже зажмурились, такой красотищи ещё никто не видывал. Старичёк-Чудесник стоял между всеми и улыбался.
- Да, да, это очень похоже, но там наверху – это большая гора, а не маленькая горка, и свет тот не гаснет никогда, и если смотреть на этот свет, то он не слепит глаза, а становится хорошо и весело на душе. Я хотел, что бы вы все увидели эту вершину.
Что же делать? Как осуществить мечту Старичка-Чудесника? Ведь мы живём не на горе, а внизу. Сказали тогда люди– дай нам больше камня с твоей горы, будем строить город.
Закипела работа, Камнерезы стучали - не переставая. Ювелиры подготавливали камни и носили их вниз, некоторые люди стали подниматься на гору что бы помочь в тяжёлой работе.
Работали целыми днями без устали, а ночью Фонарщики зажигали свои волшебные фонари и работа продолжалась. Строили дома, выкладывали улицы, поставили высокую часовню, даже лавочки на дорожках. Весь город был сделан из светящегося камня. Строили пока всю гору не перестроили. И вот когда был положен последний камень, взошло солнце, и засиял новый город волшебным светом, и увидели люди всю красоту радужных лучей.
- Этот город намного прекраснее, чем просто гора, жить среди света – полное счастье - сказал Старичёк-Чудесник. С тех пор он жил не на горе, а среди людей. Вместе.
* * *
Давай - это старинный призыв к отдаче.
* * *
* * *
Не пойду воровать. Прошлый раз пошёл воровать кукурузу с поля, на дороге стояли ребята, ждали, когда нёс назад добычу, они отобрали всё, ещё и избили. Нет смысла ни в чём, что бы я не делал. Ни кто ни чего не делает, ни чего нет, все боятся.
Пойду к хозяину поля, скажу: Если я буду воровать, всё равно не донесу наворованное до дома. Давай я буду помогать тебе и охранять от воров буду, ты сам разделишь как захочешь.
Давай!
Пришло время собирать урожай. Сели думаем: как соберём, придут ребята с дороги, всё заберут, да ещё с нашими семьями сделают плохое. Какой смысл? Давай позовём всех, пусть просто каждый возьмёт себе сколько сможет.
Пришёл народ со всех сторон. Ребята с дороги тоже пришли. Собрали весь урожай быстро. Каждый взял сколько смог унести. Но ещё осталось. Решили: сядем вместе, съедим тут. Стали варить, печь, жарить, пир получился. Тут один говорит: У меня дома корова есть, я прятал её, боялся, но раз так, вот бочонок масла. Кукурузу так вкусно есть с маслом. А если кому надо будет, пусть зайдёт, возьмёт. У меня столько масла накопилось, уже смотреть на него не могу.
Так и соль нашлась, и сахар, и чай, и много чего ещё.
* * *
Спросил Отец Сына - Где твой Брат?
Убил я его - ответил Сын. Остолбенел Отец, стоит не моргая, не может слова вымолвить.
Дурак был твой Сын, Брат мой, позор для тебя.
Стоял он у дороги, смотрел в небо. Ехали купцы мимо, показывали на него пальцем, смеялись - "Чьё это отродие?"
Шли бабы с вёдрами, переговаривались - "Скажем всем про дурня."
Бегала ребятня вокруг - "Что молчишь, задрал нос."
Подошёл я к нему - не стой тут, иди домой. А он отвечает - я покажу тебе птиц, о которых наш Отец рассказывал!
Какие птицы!? Это из сказок детских! Зачем ты нам это делаешь? Плохо нам из за тебя!
Радуйся Отец, избавил я тебя от этого несчастья. Не надо тебе теперь беспокоиться о нём. Всё, что должен был ему давать, давай мне. Я твой достойный Сын!
* * *
Что спел Сын когда услышал сказку про Героя:
Вот открыта дверь
Для меня Отцом.
Я пришёл домой,
Перешёл максом.
* * *
Шёл Герой по лесу. Солнце светит, ветерок деревья покачивает, птицы песни насвистывают. Идёт Герой, то из ручья воды попьёт, то ягод поест, а тут, посреди поляны, Терем.
Зашёл Герой в терем, а там стол, полный яств изысканных. Попробовал с одной тарелки – вкусно, попробовал с другой – ещё вкуснее. Выпил из одного стакана – нектар, с другого стакана – сладкий мёд. Кому это всё приготовлено!? Кто это всё приготовил?
Вдруг видит через окно – старик к дому подходит. Борода – белая, до земли. Брови – глаз не видно. Идёт бодро и песню поёт весело:

Вот готово всё
Для сына моего.
Жду когда придёт,
Обниму его.


Испугался герой, что испортил стол. Решил всё поправить. Хотел расставить тарелки, да разбились они. Хотел налить мёд в стаканы, но и стаканы разбил. Бросил всё и сбежал назад в лес.
Ночь настала. Волки воют, летучие мыши над головой летают. Сидит Герой под деревом, плачет.
Утром встал, собрал росы с листьев, отнёс к порогу дома. «Старик, выйди, возьми сладкой росы вместо того нектара, что пил я у тебя». Но сам не стал ждать, сбежал назад в лес. Весь день бродил там, искал что к столу Старика принести. Набрал ягод самых спелых, которые на солнце созрели. Несёт их к терему, а от туда песня доносится:

Вот готово всё
Для сына моего.
Жду когда придёт,
Обниму его.


Решил герой – «Будь что будет, отнесу Старику ягод, а там пусть он сделает со мной что пожелает».
Подходит к дверям понурив голову. Смотрит, а дверь открыта. Поднял глаза Герой, а Старик ждёт его с распростёртыми объятиями.
* * *
Сидели у костра Умник, Злодей и Грубиян.
«Дураки вы все» – говорил Умник.
«Я вас всех ненавижу» – шипел сквозь зубы Злодей.
«Да кто вы такие? Я вас в упор не вижу» – кричал Грубиян.
Спряталась Луна за тучи, завыли дикие звери и вышли из чащи разбойники.
Умник сказал – «Нам грозит опасность».
Злодей сказал – «Лучше нам приготовиться к драке».
Грубиян сказал – «Надо держаться вместе».
Подошли разбойники ближе, блестят их глаза и ножи.
«Их ни так уж много!» - воскликнул умник.
«Да я разорву их на части! Одной левой!» - взбодрился Злодей.
«Не бойтесь их! Они ни что по сравнению с нами!» - кричал Грубиян.
Увидели злодеи, что не одолеть эту компанию и ушли назад в лес.
Обрадовались Умник, Злодей и Грубиян, запели весёлую песню.
С тех пор их звали Мудрец, Силач и Честный.
* * *
* * *